Шаблоны упаковок для подарков своими руками

Дронт Николай: другие произведения.

В ту же реку

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Черновик 1-й части. Прошу прощения, но комментарии открыты для "залогиненых". "В ту же реку" - произведение, удивительным образом совмещающее фантастический элемент и реалии настоящей Камчатки 70х годов прошлого века. В основе сюжета - несколько месяцев из жизни Лехи Кострова, обычного подростка из обычной семьи... с поправкой на разум, опыт и волю зрелого человека, получившего шанс вернуться в отрочество и прожить жизнь заново. Авантюрный сюжет, будни золотодобытчиков, геологов, охотников, уголовников, пограничников и бандитов, суровые северные характеры, понимание психологии человеческих отношений - все это есть в книге. Отдельное удовольствие ценителям доставит доскональная, достоверная детализация - описание лакомых блюд, марок оружия, способов производства золота и работы с воровским инструментом. Книга читается легко, вызывает целый спектр эмоций - от искреннего смеха до глубокого сострадания. Если вы не были на Камчатке и не жили в СССР - вы узнаете много нового. Если были и жили - вернетесь в прошлое. Хорошего чтения!

22.04.72

Чай не пьём без сухарей,

Не едим без сдобного,

Кто сказал, что плохо мы живём?

Ничего подобного!

Застольную песню тянут от всей души и, главное, громко. Опять забыли, что я сплю, и разбудили своим ором. На два выходных ящик водки и огромная кастрюля наших фирменных котлет, остальное друзья приносят, кто чего вкусненькое умеет сготовить. Семенюки славятся рыбным жаревом, особенно корюшкой. Тётя Лена и дядя Миша Невстроевы пекут пышные пироги. С вареньем из морошки самые вкусные, но с красной рыбой или с кислой капустой тоже хороши. У Соколовых, тёти Риты с дядей Юрой, родителями Жеки, моего одноклассника и друга, специализация на заготовленных летом янтарных балыках и красной икре. У дяди Васи вкуснее всех получается тушёная оленина и бульон. У нас с ним своего рода соревнование. Утром он крепким бульончиком похмеляет страждущих. Я же отпаиваю кофе с пряностями. Хотя народ уже давно решил вопрос - сначала Васькиного бульончику с Невстроевскими пирожками, затем Лёшкиного кофейку, а потом накатить по маленькой и можно продолжать веселье снова.

А Камчатка, а Камчатка,

А Камчатка от Москвы далековата,

И сюда почтовый не идёт.

И погода, лишь погода виновата,

В том, что вовремя не прибыл самолёт.

Это Камчатка, я там жил с родителями, пока не закончил школу. Стоп! Не понял! Остатки сна мигом слетели, и сразу как будто произошёл взрыв в голове. Два сознания, школьника и старика, слились в единое целое. Полежал, привыкая к ощущениям, потом ощупал себя. Шрамов нет, зубов мудрости нет, кончик не дорос до полной мужской кондиции. Тело подростка. В свете, пробивающемся из щелей двери, разглядываю комнату. Письменный стол, табуретка, полки, верстак. Всё самодельное. Только кровать с пружинным матрасом покупная, на ней лежу я, Лёха Костров. За то, что освобождён от физкультуры кличут Дистрофиком и Дохлым. Я не обижаюсь, а игнорирую говорунов, они так быстрее отстают. Более приемлемые кликухи Костёр и Вумный. В Москве учился с тройки на четвёрку, а по приезду в посёлок сразу скакнул на четыре и пять. Дело не в уровне учителей, хотя не без того. Классы максимум 18 человек, телевидение на север Камчатки не добивает и очень короткий зимний световой день. От нечего делать начал читать учебники и выполнять домашние задания. В общем, взялся за ум или может просто повзрослел. Не знаю, но с первого дня стал лучшим в классе почти по всем предметам. Так что Вумным меня зовут заслужено.

И вот шестёрками,

Хиляем бодро мы,

По тропам тем,

Где гибнут рысаки,

Без вин, без курева,

Житья культурного,

Куда зазвал, начальник, отпусти!

Мать вышла замуж за отчима, и мы всей семьёй, почти три года назад приехали сюда. Отчим, дядя Володя, по профессии геолог, согласился отработать начальником экспедиции "на земле", а заодно написать диссертацию, с надеждой по возвращении занять должность завлаба в родном НИИ. Северные надбавки тоже стали весомым аргументом. Мать устроилась к нему в экспедицию, но в поле не ходит, только принимает образцы, подшивает отчёты, сортирует и обрабатывает присланные результаты, занимается обычными камеральными работами. Московская квартира забронирована и заперта. После окончания десятого класса мы вернёмся туда. Хотя до возвращения осталось ещё чуть больше двух лет, сдавать жилплощадь родители побоялись. Был случай у знакомых, когда жилец умудрился оттяпать у хозяев одну комнату. Была квартира отдельная, стала коммунальная.

А я еду, а я еду за деньгами,

За туманом едут только дураки.

С деньгами получится не очень. После возвращения родители камчатские накопления за год размотают. Мама с отчимом года через два после приезда разойдутся, а вскоре будет найден новый муж, но и с ним месяца через три она расстанется. Меня же отправит в коммуналку, в комнату бабушки, что бы не мешал устраивать матери личную жизнь.

Звени бубенчик мой звени,

Гитара пой любви напевы,

А я вам песню напою,

Как шут влюбился в королеву.

Всё! Раз тётя Рита завела свою любимую, значит народ дошёл до нужной кондиции, попросил отвальную и сейчас гулянка закончится. А утром, между прочим, детям работать придётся! Изверги, тираны и э... сатрапы, кажется. Как проснутся, тотчас будут просить им кофейку сделать. Всего один раз сварил с пряностями и пенкой, сразу манеру похмеляться кофе завели. Ворчу, но без души. На самом деле горжусь почётной обязанностью и наслаждаюсь родительскими похвалами.

До сих пор не верится, что удалось попасть в прошлое. Интересно, почему именно сюда? Наверное, здесь какая-то важная развилка в моей упаковок судьбе, но как её найти? Как начать новый путь? И куда он приведёт? Ладно, разберёмся. Главное, не повторить старых ошибок.

Знания из будущего наложились на память школьника. Знаю не только о глобальных событиях нашей истории, но и о своей прошлой жизни. Из того, что может пригодиться, помню, что в результате цунами 2006 года наш посёлок был разрушен. Когда разбирали завалы, в развалинах рыбозавода нашли схрон с оружием и несколько тысяч рублей советских денег. Приятель, живший тогда в посёлке, опубликовал снимки в интернете. Надо будет посмотреть, нет ли сейчас тайника на том месте. Помню, как в 1972-ом при ограблении сберкассы, засветились автоматы, убитых в 71-ом, погранцов. Потом пошли слухи про место, где бандиты хранили оружие. Я сам лазил с приятелями, смотреть ту захоронку, конечно уже пустую.

Весной 72-ого замёрз Пётр Петрович Пантелеев, одна из легенд посёлка. По слухам, он был миллионером. Деньги заработал старателем на Колыме. В годы войны купил для армии истребитель, а после победы платил детскому дому за содержание группы из двадцати сирот фронтовиков. Когда те закончили школу, дал каждому денег на обзаведение и устроил на хорошую работу. После запрета мыть золото приехал на Камчатку и больше отсюда не выезжал. В посёлке каждый год по пьяни замерзало несколько человек. Бывало люди пропадали в пургу, иногда рядом с домом. Когда таял снег, их находили. Так и Петра Петровича нашли. У него в кармане обнаружили наган и золотой шлих, то есть песок. Стоп! В 72-ом! А сейчас 22 или уже почти 23 апреля 1972 года. Сегодня в школе ещё линейка в честь Дня Рождения Ленина была. Утром надо будет сходить к старой котельной, посмотреть, как там и что.

В 73-ем трое ребят из нашей школы гоняли на моторке по бухте. Выпимши, конечно. Зачем им понадобилось при начинающемся шторме садиться в лодку, а тем более выходить в залив никто не скажет. Моторку на третий день прибило к берегу в соседнем районе. Пацанов не нашли. Тётя Лена и дядя Миша потеряли единственного сына. Он был всего на два года младше меня.

Что ещё такого было в прошлом? Драки и пьянки не в счёт. Самое значимое случилось уже в Москве, после возвращения в 74-ом. Хотя вот ещё! Сразу после моего отъезда прошёл слух про поимку китайского шпиона. Но, по-моему, просто болтали. У нас единственный военный объект погранзастава. Ну, ещё аэропорт. Кому может понадобиться захудалый посёлок, в тысяче с лишним километров севернее Петропавловска-Камчатского?

В Москве же случалось много интересного. Про клады читали? В прошлом... или будущем, я занимался диггерством, специальную литературу читал, даже однажды нашёл захоронку с деньгами. Деньгами оказались отсыревшие, никому не интересные керенки. После того случая к поискам сокровищ как-то охладел, но за кладами продолжал следить. 90-ые вообще времечко было самое кладоискательское! Переделывали старые особняки в элитные офисы и представительства. При ремонтах и перестройках тогда много чего нашли по чердакам да подвалам. Я точно знаю, где лежат шесть-семь кладов по Москве и один в Подмосковье. Причём там лежит не мелочь, а вполне достойные ценности, не зря же про них в прессе писали. Ещё про пару захоронок не писали, но в силу обстоятельств узнал про них. Словом, будет чем заняться по возвращении на материк.

Какие имею стартовые плюсы в новой жизни? Главное, знаю будущее. У меня всегда была хорошая память. Неплохо учусь, причём за счёт соображалки, а не усидчивости. С ней как раз не очень. Я обаятельный, хорошо умею ладить с людьми. Неплохой программист, хотя эти знания ещё долго будут не актуальны. Из не пригодившихся в будущем талантов, метко стреляю из малокалиберной винтовки. Зимой, на школьных соревнованиях отстрелялся лучше всех и сдал на 1-й юношеский разряд. Стрелять бросил после школы, в Москве с тирами сложно и дорого. Позже, в лихие 90-тые, научился недурно махать ножиками. Ничего такого, три хвата, десять ударов, восемь уязвимых точек. Учитель подвальных курсов из бывших спецназовцев учил не фехтованию, а самообороне. Точнее, как быстро ударить и смыться. Он же показал, как махать нунчаками, объяснил куда и чем бить при неожиданном нападении. Чего надо носить с собой, чтобы и оружие всегда нашлось, и милиции не к чему было придираться.

На материке у меня открылись способности к языкам. За первый же год учёбы выучил несколько машинных. Как сейчас помню - АЛГОЛ, КОБОЛ, Фортран, БЭМШ, Мадлен, АЛГАМС. Как ветром их приносили и уносили переменчивые волны программистской моды. ПЛ-1, Лисп, АДА... Кто про них сейчас помнит? После десятка изученных перестал считать количество. Плоховато, но владею шестью языками, кроме русского. Корякским, правда, ни разу не воспользовался. Общаясь с другом Лёней, выучил идиш. Не иврит, у нас его тогда мало кто знал, именно идиш. За то был любим его бабушкой. От неё набрался разных словечек и знаю, как по-настоящему, а не в анекдотах, говорили местечковые евреи. Английский без особого успеха учил в школе и в институте, но только на работе взялся за изучение серьёзно. Какой ты программист, коли не переводишь западные гайды?! Венгерский выучил за два года командировок. Мы с мадьярами в рамках СЭВа делали прибор. Практика в языковой среде, теория на курсах при посольстве, в результате спокойно могу общаться на рабочие темы с коллегами и на бытовые в магазинах. Новый язык понадобился в начале 2000-ых, когда работал в совместном германско-российском предприятии. Зная идиш, выучить немецкий было не сложно. Китайским увлёкся, начав серьёзно заниматься гимнастикой ушу. Последние годы жизни даже чуток зарабатывал на нем. Регулярно ездил в Китай старшим группы желающих познать таинства ушу, кунг-фу и прочих красивых слов непосредственно из истоков. За выпас стада туристов мне оплачивали дорогу, гостиницу, выдавали немного командировочных, и за занятия с учителями я ничего не платил.

Из полезных навыков умею переплетать книги. Почему в комнате верстак? У школы стоит сарай, туда на время ремонта сложили старые книги из библиотеки. Осенью не то забыли про них, не то просто не успели забрать до первой пурги, в общем, сарай замело. Снега надуло внутрь на весь объем, и книги смёрзлись. Весной вид у них стал не товарный, а реставрировать никто не мог или не хотел. Так они провалялись года два или три, пока я не приехал. После знакомства местные пацаны показали в посёлке много интересных мест, книжный сарай в том числе. Меня такое святотатство покоробило, видать сказалось дурное воспитание. Нашёл пособие по переплету, отчим помог сделать простенький пресс, достал сапожный нож, ножовку, ножницы, кисти, клей ПВА. И, непременно, топор. Очень нужная вещь для переплёта. Я же сказал, внутрь сарая снег попал? Летом он слегка подтаял, а следующей осенью опять схватился. Север тут, понимаешь. У нас и вечная мерзлота вполне наличествует, так что книги изо льда пришлось вырубать. Зато читаю собраниями сочинений. Уже освоил несколько. Брет Гард, Джек Лондон, Марк Твен, Вальтер Скотт. Сейчас дорубился до Конан Дойля, прочёл всего Шерлока Холмса и с ужасом понял, что автор не только про него писал. Словом, в качестве хобби, переплетаю книги из сарая. Худо-бедно, а около сотни томов за три года отреставрировал. Первые образцы получались плоховато, однако сейчас держу качество на приличном уровне. Уже оброс нормальными инструментами, наработал навыки. В прошлый раз, перед отъездом в Москву отреставрированные книги отдал в школьную библиотеку. За них очередную грамоту получил.

Минусы у меня тоже есть. Например, в армии не служил. Смешно? А два врождённых порока сердца, незаращение межпредсердной перегородки и недостаточность митрального клапана не хотите иметь? Правда, к шестнадцати годам они уже почти не беспокоили, а к тридцати я заматерел и вовсе забыл про сердце. Из-за болезни не пью и не курю. Сколько дел завалил, которые мог бы решить, распив бутылочку с нужным человеком! Ещё беда, когда концентрируюсь на чём-то, напрочь отключаюсь от внешнего мира, из меня можно вытянуть что угодно, вплоть до обещания жениться. Жениться никто заставлял, но пару-тройку раз, в задумчивости чуть не попал под машину.

С музыкальным слухом плоховато, эстрада не для меня. В начальной школе за пение имел стабильный трояк. Смеялся: "В детстве гулял с мамой в зоопарке. Залез в вольер со слоном, и он, вместо медведя, наступил мне на ухо... на оба сразу." Однако, когда появился отчим с гитарой, под его руководством быстро навострился бренчать "ритмично-туристичное, под выпивку лиричное". Не виртуоз, однако знаю всяко больше трёх блатных аккордов. В студентах даже увлекался КСП. Клуб Самодеятельной Песни или Костёр-Спальник-Палатка, эдакое сборище любителей попеть песни у костра, под гитару, на природе.

В прошлой жизни, вернувшись в Москву, поступил в ВУЗ, закончил, пошёл работать в НИИ, женился, завёл ребёнка. Пока ездил по загранкомандировкам, жена нашла другого. Развёлся, женился, завёл дочь, выживал в 90-тые, в 2000-ых моя жизнь более-менее устаканилась. Денег всегда мог заработать, но богатством никогда не страдал. Вышел на пенсию, потом остался один. Понял, что никому особо не нужен, рискнул и получил шанс прожить жизнь сначала. Посмотрим, что получится.

Надеюсь что-то поменять в будущем. Как максимум предотвратить распад СССР. Хотя не уверен, что удастся. Как минимум... Даже не знаю... Без сильных потрясений миновать 90-ые, наверное. Что нужно для изменения истории? Знания о будущих событиях. Их есть у меня! Но очень мало, только из собственного опыта, да из интернета. Я не историк, память у меня хорошая, однако далеко не абсолютная. До Брежнева с советами, как делают все приличные попаданцы, добраться не светит, скорее в психушку попаду. Даже если доберусь, кто мне поверит? Или поверят и что? Можно сказать: "Дяденьки через двадцать лет в стране будет очень плохо!" А мне в ответ: "Кому плохо? Мои дети хорошо устроились!" Те знакомые, которые заработали приличные деньги в перестройку, были или детьми партийцев, занимавших хлебные должности, или бывшими комсомольскими работниками, или выходцами из криминала, или ядрёной смесью этих трёх категорий. Из простых людей никто особо много денег не поднял. Ну, или поднял, да долго не удержал. Идейные коммунисты-бессребреники тоже, бывало, встречались. Однако значительно чаще, особенно на руководящих постах, попадались пустобрёхи, считающие КПСС лишь необходимой для карьеры ступенькой вверх. Они и затеяли перестройку.

С моей точки зрения, народ понял, как хорошо жили в СССР лишь после развала Союза и тотального ограбления населения. До того многие искренно считали идеалом шикарной жизни двадцать сортов колбасы в магазине. Приезжая из загранкомандировок, я пытался донести вполне разумным людям, что за бугром своих проблем хватает. Например, с недостатком денег. Что иностранцы завидуют нашей системе образования и бесплатным квартирам, считают ничтожными платежи за коммуналку... Много ещё чего пытался рассказать. Однако собеседники, подмигивая обоими глазами, говорили, что заработать-то мы всегда легко сможем. Народ бесили очереди в магазинах, хамство продавцов и мелких клерков. Хорошее принималось, как должное, заграница становилась фетишем. Будем честны, многие верили, что капитализм - это тот же социализм, только много-много разных товаров в магазинах. Что ваучер действительно стоит две Волги, и тебе их отдадут. Что Америка ночами не спит, желает помочь советским людям разбогатеть. Думаю, избавив страну от пары-тройки одиозных фигур, едва ли удастся переломить тенденцию. Может нашему народу просто необходимо пережить лихие 90-тые, чтобы понять ценность завоёванного при Советской Власти?

Ладно, с лирикой пора завязывать. Требуется конкретика. Что нужно для изменения будущего? Первое - знание ключевых точек истории. Второе - деньги. Третье - люди. Ну и, пожалуй, оружие. У меня есть только обрывочные знания по первому пункту, больше совсем ничего. Однако если сильно постараться, то небольшие шансы имеются.

23.04.72

Утром проснулся раньше всех. Оделся и, стараясь никого не разбудить, вышел на кухню. Остатки вчерашней трапезы в ящике за окном, надо только нижнюю форточку открыть. На завтрак мясо, рыба и пирожки. Вкуснотища! Чайник почти пустой, но мне хватит. Пока родители дрыхнут, решил сходить за водой, тогда буду иметь моральное право не мыть посуду. Водопровода и канализации в посёлке нет, удобства у нас на улице.

На нашей Луговой улице стоят двухэтажные домики, в три подъезда и по две квартиры на лестничной клетке. Перед каждым домом справа дощатый туалет на четыре кабинки, слева сарай с отделениями на каждую квартиру. Между сараем и туалетом контейнер с помойкой. Сейчас ещё ничего, но через пару недель, когда растает снег, случится могучий вонизм, грязь и появится накопившееся за зиму непотребство, которое, однако, коммунальщики быстро уберут.

Сейчас тепло, градуса три мороза. Пуржит, однако в меру. Вытаскиваю санки, ставлю на них бачок, ведро и тащусь к источнику, в сарайчик с колодцем на середине улицы. Ломом откалываю от стенок наледь, за зиму столько на стенки намёрзло, что ведро не пролезает. Набираю воду и возвращаюсь. Долг исполнил, теперь могу заниматься личными делами. Тем паче, никто из моих ещё не проснулся.

Посёлок большой, вытянулся вдоль песчаной косы. В сезон тысяч шесть населения, в райцентре и то только три живёт. Сейчас, конечно, без сезонников столько нет. Идти далековато, почти до закрытых на зиму цехов рыбозавода. Ветер не слишком сильный, однако дует в лицо. Отвык я от него за годы комфортной московской жизни. Вот и давно выгоревшая кирпичная коробка, именно там нашли покойника. Следов не видно, но за пару часов их легко могло замести. Ну не зря же я сюда припёрся, лезу внутрь. Оба-на! Лежит! Вроде действительно Пётр Петрович. Я его только на улице видел и в клубе в президиуме на торжественных собраниях. Живой, хотя выглядит плохо, лицо совсем белое. Поморозился, похоже. Надо бы растереть. Нет, важнее быстро доставить в больницу. И что делать? Бежать за подмогой? Пока туда, пока сюда, человек совсем замёрзнет. Помрёт или руки-ноги отморозит. Сдёрнул с обвалившейся крыши лист жести, или чем там кровли кроют, перевалил на него тело и попробовал толкать. Тяжеловато, но можно. Своим шарфом укрыл ему лицо от ветра.

- Паря, - хрипит мужик, - помоги.

- Сейчас, Пётр Петрович, мы скоро доберёмся...

- Загаси шмутки, - не слушает меня старик. - Должен буду.

Он сует чекушку, револьвер и записную книжку, похожую на те, с которыми по маршруту ходят геологи. Не хрена себе бутылёк! Как гантеля весит. Рассовываю наган с книжкой по карманам, бутылку за пазуху. Её прихватываю ремнём, чтобы случайно не выпала, затем продолжаю работать буксиром. Пока до улицы дотолкал, весь взмок. Хорошо проходящие мужики издалека увидели, на помощь прибежали. Мигом нашлись большие санки, пациента перегрузили и повезли в больницу. Меня с собой не взяли, лишь спросили, где бедолагу нашёл? Никто даже не поинтересовался, что я там делал. И так понятно, мальчишки везде лазят. Про Петра Петровича тоже вопросов не было. Ясно же, пьяным забрёл и упал, где сморило. Дело обычное, хорошо вовремя нашли.

Когда вернулся домой, мои уже мыли посуду и накрывали на стол. Похвалили, что воды с утра принёс, но отругали за кофе, точнее за его отсутствие утром. Я оправдался, рассказав, как человека от смерти спас. Взрослые заинтересовались подробностями. Доложил, но особого ажиотажа не вызвал, в посёлке часто люди по пьяни морозятся. Однако вновь похвалили.

Закрывшись в комнате, достал револьвер. Он не такой, как у отчима, размером чуть меньше, но очень похож. На корпусе выбита звезда со стрелочкой в центре, а под ней число 1927. В барабане 6 патронов, под бойком седьмая камора с гильзой. Пахнет свежесгоревшим порохом. Стреляли, однако. Тщательно протираю оружие от отпечатков пальцев. Кино насмотрелся. Вдруг чего случится, и на меня ствол навесят. Где пуля застряла? Седьмая из нагана? Вот и я не знаю. Честно говоря, и знать не хочу.

Записная книжка перевязана бечёвкой с хитрым узлом. Развязать можно, но завязать обратно тем же макаром не получится. Значит и смотреть не буду. Меньше знаешь, крепче спишь. В чекушке сквозь стекло просвечивает золотой шлих. Я такой у мамы на работе видел. У неё, правда, пробы размером максимум на кончик чайной ложечки, а тут сразу несколько килограмм. Пробка залита сургучом с печатью от царской монеты. Открывать не стану, хотя интересно. За хранение песка тоже реальный срок можно получить. И почему-то мне кажется, что золото много опасней револьвера, за него и убить могут. Подсуропил Пётр Петрович, где мне его вещи хранить?

В большом томе старой детской энциклопедии, понятно откуда переселившемся на полку, обвожу контуры нагана и бутылька. Затем с помощью металлической линейки и сапожного ножа вырезаю углубления. Том безвозвратно испорчен, зато тайник готов. Ко мне родители почти не заходят и мои книги им не нужны. Наган с чекушкой закладываю в энциклопедию, книгу ставлю на полку, порезанные страницы кидаю в печь, мама как раз еду разогревает. Записная книжка ложится под матрас. Вроде прибрал вещи.

Первый день новой жизни провёл не зря, возможно даже с пользой. Во всяком случае историю мира чуток изменил, один человек не умер.

Здесь мне с детства знаком,

Вкус просоленных дней,

И душою влеком,

Я к Камчатке моей...

Опять запели, значит наши уже собрались. Пора и мне за стол. Сегодня разойдутся рано, ведь завтра рабочий день, а у меня первый раз за пятьдесят лет школа. Посижу чуток, поем вкусненького, песни послушаю, потом пойду уроки делать. Опять же, надо много о чём подумать, многое вспомнить... Планы на ближайшее будущее составить.

24.04.72

Здравствуй, школа! Я опять иду в 8-ой класс. Нас там учится 18 человек. В 9-ом будет ещё меньше, многие уедут в ПТУ и техникумы. Мальчишки одеты в темно-серую школьную форму. У девчонок темно-коричневые платья, чёрные фартуки, тёмные ленты в косах и белые, кружевные воротнички. Почти все девочки с косичками, а мальчики чаще подстрижены под полубокс. Однако некоторые парни до последней возможности, стараются отрастить длинные патлы "под битлов", но учителя ругаются и заставляют стричься.

В школе много националов, коряков, корейцев и даже китайцев. У нас учится множество Кимов, Ли, Паков и Юн, а самые популярные имена Николай и Маша, их особенно любят коряки. Школьные корейцы потомки эвакуированных в СССР от ужасов Корейской войны. Она закончилась в 1953, а уехавшие никак вернуться не могут. Точнее, не хотят, хотя паспорта КНДР имеют. Молодёжь старается сочетаться браком с советскими и сразу сменить подданство.

Программа чуть отличается от материка, мы учим родной язык. Родной, в нашем случае корякский, даже если в классе всего четыре коряка, да и те лишь наполовину. Коряков на Земле осталось меньше десяти тысяч человек, зато диалектов аж одиннадцать. Какой именно изучаем мы, школьникам не ведомо, до 30-х годов и письменности-то не было. Зачем учим тоже непонятно, ведь коряки неплохо знают русский. Однако при СССР требовали не дать угаснуть малым народом, выделяли им разные льготы. Только после распада Союза стали экономить и забили на такие излишества.

В классной комнате три ряда по три парты. Сижу в углу на последней, со мной Лиана, Ли Аня, симпатичная девчонка. Её родители настоящие китайцы, бежали в СССР от культурной революции. Девочка выросла в Союзе и говорит без акцента. Помню, после 10 класса она собиралась во Владивосток, больше про неё не слышал. Передо мной сидят Ким Коля и Лукина Ира. Колька не пойдёт в 9-й класс, поступит на работу в СМУ, через год сопьётся, а через два пропадёт из посёлка. С Иркой у нас была взаимная симпатия, но ни она, ни я вовремя в ней не признались. Лет через двадцать случайно встретились в Москве, тогда оно и выяснилось.

Мои приятели Колька Попов, Юрка Семенюк и Женька Соколов. Семя везде ходит в чёрной пилотке с белым кантом, как у подводников. Его мечта подводный флот. Поступит в Ленинградское высшее военно-морское училище подводного плавания, но на третьем курсе залетит по-крупному в самоволке. Отслужит матросом и пойдёт работать на БМРТ, большой морозильный рыболовный траулер. Попик потерялся сразу после окончания школы, но лет через десять вернулся в посёлок и работал там, пока цунами не смыло дома. Это его фото были в ЖЖ. Сокол жить будет в Подмосковье, дружить с ним получится долго, но расстанемся в 90-х весьма погано. Есть у меня и недруг, Пак Юра, которому я не понравился с первого дня знакомства. Почему? Думаю, сам не знает. Может завидует хорошим отметкам? Обидные прозвища именно он придумывает. На первомайских праздниках, на танцах в клубе, Юрка из-за чего-то поругается с приятелем, тот по пьяни насмерть пырнёт его ножом, за что надолго сядет.

Соня Перельштейн подошла, сразу как меня увидела. Её отец велел передать, что после уроков Пётр Петрович попросил навестить его в больнице. По поселковым меркам Марк Аркадьевич, Сонин папа, большой человек. Директор поселкового потребкооператива, при котором есть магазин для промысловиков с дефицитными товарами. Раз зовут, обязательно надо будет зайти. Заодно узнаю, куда девать вещи, отданные на хранение. Уж больно рискованно с ними, вдруг милиция нагрянет. Человека подводить не хочется, но и с ментами тереть тоже совсем не улыбается.

- Лёха, ты домашку по английскому сделал? - теребит меня Семя. - А то могу дать, я у Соньки списал. Пока будешь переписывать, могу твою математику тоже... того...

- Сенькою Веру уел, - благодарю за щедрое предложение, - сам перевёл. Там всего то два абзаца. Мать-и-Матику скатать не успеешь, скоро звонок.

- Я сам вчера бы написал, - вздохнул приятель, - но мы с Витьком на рыбалку ходили.

- И как?

- Полмешка одной наваги и штук двадцать корюшки. Я бы больше наловил, но Витька сказал "на праздники хватит". Давай с тобой на выходных половим?

- Куда столько рыбы? У вас в сарае кубометр наморожен! А скоро тепло будет, она стухнет.

- Не стухнет! Мы с тобой можем льда нарубить с припая. В сарай натаскаем, до августа рыбёшка долежит.

- Ага! А летом рыбу ловить не будем? Сам же потянешь. Я пас!

Юрка был страстным рыболовом, а я и раньше не любил сидеть на льду с дёргалкой, а уж сейчас тем более.

Закончить разговор не успели, в класс вошёл Игорь Николаевич, математик и учитель физики, в одном лице. Следующие часы я вспоминал, что значит быть учеником. Ни память школьника, ни воспоминания старика не смогли сделать меня гением. Даже чтобы держаться прежнего уровня, пришлось изрядно постараться. С математикой у меня всегда было хорошо, первый урок отсидел спокойно. Русский проскочил на общей эрудиции, правила давно и окончательно забыл, а скорее всего просто не учил, в лучшем случае "читал", однако в прошлой жизни писать пришлось много. Не беллетристику, техническую документацию, но грамотность кое-какую наработать смог. Хотя учебник, чувствую, почитать придётся.

От физкультуры освобождён с первого класса. Как обычно, пока одноклассники бегали-прыгали по залу, сидел в раздевалке и делал домашку на завтра. Пусть физически я слабоват, однако уже почти год, прочитав статью в журнале, увлекаюсь йогой. В прошлой жизни занимался ею до отъезда в Москву, заодно "позой змеи" полностью выправил себе сколиоз.

В институте ребята, под впечатлением японского фильма "Гений Дзюдо", организовали секцию карате. Два занятия каждую неделю, преподаватель с черным поясом. Какой сенсей без чёрного пояса? Вроде как ширинка с оторванной пуговицей. Цена вопроса, пять рублей в месяц, с учётом стипендии в сороковник, или даже повышенной в 46 рублей, была великовата для студентов. Тем более количество учеников не должно было опускаться ниже десяти человек, иначе инструктору финансово не интересно нас учить. Словом, когда однокурсники узнали, что я со школы "совсем йок", а значит почти готовый боец, затянули в секцию. У жулика прозанимался лишь первые пять рублей, затем сбежал, сославшись на недостаток финансов. На самом деле причина была другая, меня свели с синологом, довольно долго жившим в Китае. Он и открыл для меня прелесть ушу. Ничего боевого, только оздоровительные и медитативные практики. Группа шесть человек, те же два раза в неделю, но платили три рубля за занятие на всех, скидываясь лишь на аренду зала. Причём, учитель скидывался вместе с нами. От него я и заразился китайским языком.

На большой перемене, когда мы в столовке болтали о разных разностях, поглощали макароны по-флотски, закусывая их пирожками с повидлом и запивая сладким чаем, к столику подошёл главный школьный спортсмен и силач десятиклассник Вова Крюк. Он хлопнул меня по плечу и заявил: "Ты, Костёр, из правильных пацанов. Батя сказал, Чалдона один к людям вытянул. Уважуха тебе от нас за это. Если что, зови, я за тебя впишусь." Такие слова дорогого стоит, Вовка в авторитете среди ребят. Наши стали выяснять подробности, а Крюков покровительственно подмигнул и отошёл.

Химия один из моих любимых предметов, а её преподавателя запомнил на всю жизнь. Птица Леонид Андреевич, приехал из Сибири, первый год в школе, но успел стать любимцем учеников. Из будущего помню, что на следующий год, он станет директором школы, а ещё через год его заберут в райцентр третьим секретарём райкома партии. В разгул демократии, из секретарей обкома, он вернётся в обычную школу простым директором.

Последним уроком была моя прежняя беда, английский язык. Однако сейчас прочитал текст не напрягаясь. Работая программистом, хочешь - не хочешь, а язык выучишь. С произношением у меня так себе, хотя лучше, чем в прошлой жизни в то время, но ещё тренироваться и тренироваться. Лилия Николаевна, кстати тоже Ким, даже похвалила. Сама и по-русски с акцентом говорит, а уж английский у неё...

Учёба прошла спокойно, никто не заметил изменений во мне, можно не волноваться.

Отдельных палат в больнице не предусмотрено, а тяжёлых кладут в процедурную. Медсестра меня туда и направила, заставив снять пальто и набросить халат. Пётр Петрович выглядел плохо, что называется "краше в гроб кладут". Видать, хоть не сильно, но поморозился. Ещё и грудь забинтована. Около него сидит сухонький старичок. Незнакомый, не из посёлка. На тумбочке стоит вазочка, прикрытая вышитой салфеткой, стакан чая в подстаканнике, лежат пакеты. Заботятся о больном.

После приветствия спрашиваю:

- Пётр Петрович, как вам вещи передать?

- Алёшенька, зови дядей Петей. Спасибо, что меня вытащил, век не забуду. Туз приберёшь волыну?

- И не подумаю, - отозвался второй старик. - Может он трухал на ту железку. Не обижайся Чалдон, однако от чужих такое брать не по понятиям, а с дурой ходить мне вовсе не по масти.

- Придержи пока мои шмутки, Лёшик, - попросил дядя Петя. - Как выйду, заберу. А ты ему кусок кинь.

Туз достал из кармана пук мятых ассигнаций и сунул мне в руку.

- Нормально дай, - прикрикнул больной, - как положено. Здесь только на мороженое хватит.

Старик поморщился и вытащил завёрнутый в газету свёрток. В нём оказались банковские упаковки денег. Я получил пачку новеньких десяток, целую тысячу рублей.

- Другое дело, - одобрил дядя Петя. - Алёшенька, ты пока иди. Нам, старикам, поговорить надо, завтра после школы навести, разговор будет. А сейчас зайди к Марку Перельштейну в кооператив, он ждёт.

Когда шёл из больницы, встретился Крюк и вновь стал меня нахваливать:

- Ты не представляешь, какому человеку помог! Теперь и жизнь у тебя совсем другая начнётся. Жить станешь в шоколаде, конфеткой "Лёшка на Севере".

- Скажешь тоже. Другая!

- Не веришь? - Вова таинственно прошептал, - Чалдон общак старателей половины Камчатки держит. И чёрные, и красные из его рук кормятся. Он любой вопрос решает. Как скажет, так и будет. Мой батя от него жилку получил, три сезона со своей бригадой моет, летом четвёртый раз пойдут, никак дочиста выбрать не могут.

То, что золота на Камчатке много, известно всем. То, что добывать промышленным образом его невыгодно, многие знают. И что попавшимся старателям срок дают немилосердный, народ в курсе. За добычу пятачок светит, а за продажу кое-кто получил три пятилетки с конфискацией. Я сегодня специально в библиотеке кодекс полистал. За перевозку в крупных и особо крупных масштабах, до 10 лет небо в клеточку будешь разглядывать. Зря Крюк болтает, в СССР стук распространяется быстрее скорости звука. Стукнут, что его батя моется, мало не покажется.

Надеясь узнать что-нибудь полезное, зашёл в потребкооператив. Он расположился в центре посёлка, занимая три барака, соединённых четвертым в виде буквы "Ш". В них обосновались контора, столовая, магазин и Дом Быта. В посёлке есть ещё магазины - продовольственный, книжный, уценённых товаров и универмаг, но они подчиняются другому ведомству, как и аэропортовская столовая, баня, клуб и кинотеатр. Вообще, от райпотребкооператива почти в каждом посёлке района есть представительство. Туда можно сдать шкуры, ягоды, разнотравье и прочие трофеи, а взамен получить дефицитные товары.

В конторе меня ждали и сразу провели в кабинет, где Марк Аркадьевич предложил:

- Лёша, ты хороший парень, да и Пётр Петрович попросил за тобой приглядеть. Не против поработать у нас?

- Конечно, не против. Когда? Летом после экзаменов? Что надо будет делать?

- Летом тоже, но можно начать прямо сейчас. Смотри, тут такое дело. По закону, до достижения 16 лет дети работают по 5 часов в день при пятидневной рабочей неделе, а в дни учёбы школьники трудятся по два с половиной часа. Я могу взять тебя на ставку ученика слесаря, на полставки художником-оформителем и, вне штата, учеником охотника. Ученик охотника зарплату не получает, но как промысловик имеет право на нарезное охотничье оружие. Сдюжишь? Если что, мы поможем.

- Постараюсь.

Ежу понятно, что работы с меня требовать не будут. Начинает сбываться пророчество Вовки про "Лёшку на Севере". Такая вот получается награда, а заодно и легализация полученных от Туза денег.

- Ну и хорошо. Завтра, сразу после школы сходи в больничку, потом сюда, будем оформляться. Для фотографии, возьми с собой белую рубашку и на всякий случай ещё пару других, разных цветов. С твоими родителями обсудил вопрос, они не против, чтобы ты поработал. Ученик слесаря получает шестьдесят рублей, художник на полставки сорок, всего выходит сто рублей плюс надбавка. Тебя устроит?

- Устроит! Спасибо большое, Марк Аркадьевич.

Ещё бы меня это не устроило! 100 рублей, с учётом районного коэффициента один и восемь, превращаются в 180. В Москве, отучившись пять лет и придя работать в НИИ инженером, я получал только 120. Конечно, здесь цены немного выше, чем на материке. Например, водка стоит 3,92 вместо московских 3,62. Фруктов практически нет, овощи привозят теплоходами, но не зря же люди сюда едут на заработки. Каждые шесть месяцев за выслугу лет добавляют ещё 10%. То есть через пять лет зарплата увеличивается до 280%, но это верхний предел. Хотя, говорят, раньше предела не было, его установил Хрущёв, за что его на Севере особенно не любят. Не стоит забывать про налоги и вычеты. Надо минусовать 13% подоходного, 1,5% комсомольских взносов и 1% профсоюзных, всего 15,5%. Хорошо, что за бездетность пока не берут. С мужиков от 20 до 50 лет в СССР брали аж 6%. С женщин тоже, но только с замужних и до 45. В устном счёте я всегда был силен, 10% это 18 рублей, 5% - 9, 0,5% - 90 копеек. Итого на руки получу 152 рубля 10 копеек. Для пацана более чем достойно. Мой отчим, начальник экспедиции, с северными и 50% надбавки за выслугу, около 500 рублей получает грязными. Мать, старший инженер, чуть больше 400.

Марк понял, про что сейчас думаю. Он покровительственно улыбнулся и предупредил:

- Лёша, только давай сразу договоримся, что никакой пьянки на рабочем месте! Первый стакан и мы с тобой распрощаемся.

- Я не пью!

- Знаю. Вот и продолжай не пить, а то у нас соблазнов хватает, вдруг решишь передумать. Потому и предупреждаю.

В его словах много горькой правды, литрбол самый популярный вид спорта в посёлке. Многие одноклассники уже "потребляют", чаще тайком "красненькое", но иногда и за семейным столом. Аргументы родителей железные "пусть привыкает", "лучше уж на глазах, чем под забором" или даже "пущай в меня-пьяницу растёт".

- Пётр Петрович попросил снарядить тебя для промысловой охоты. У тебя есть пожелания?

- Может лучше для соревнований? Я лучшим в школе отстрелялся.

- Ладно. Тогда мы и для соревнований винтовку тебе подберём. Помимо ружья, которое должно быть у настоящего промысловика. Охотничий билет тоже получишь.

Дома загрустил, озадачил дядя Петя, сколько времени его вещи придётся хранить? Хотя отблагодарил шикарно, грех жаловаться. Беру учебник за 7-ой класс, обвожу контуры пачки десяток, опять режу страницы. В том пуке денег, что сначала дал Туз, оказалось больше ста рублей. Для пацана в 70-х годах огромные деньги. Оставил себе пятёрку, остальное положил к деньгам в книге. Заодно решил завести себе сберегательную книжку.

За ужином родители сказали, что в курсе предложения Марка. Отчим смотрит с одобрением, мама сразу стала давать советы и причитать на тему "Ах, как быстро растут дети!". По рюмочке выпили за меня. Благо повод такой существенный - ребёнок выходит на работу.

День закончил вспоминанием начального комплекса упражнений ушу и прикидками, как заняться самообороной. В 90-х пришлось хлебнуть всякого, но опыт приобрёл, к неприятностям буду готовиться заранее. Например, у нас ещё не показали фильмы с Брюсом Ли, наверное, их пока даже не сняли, значит нунчаки могут стать неожиданным козырем. В торцах двух цилиндрических школьных пеналов из тонкого пластика раскалённым гвоздём прожёг дырки. В отверстиях закрепил толстый капроновый шнур. Сплошь обмотал цилиндры синей изолентой. Ву а ля! Нунчаки готовы! Думаете их из дерева надо было сделать? Наверное, вы себя по башке ими не били. Начинать тренировки надо с лёгких и мягких дубинок. Иначе, сотрясение мозга от прилёта собственной деревяшки гарантировано.

Вообще-то, в Союзе, если не путаться с тёмными личностями, было довольно безопасно. До перестройки на меня нападали всего два раза. Первый в пятом классе, когда пошёл один в зоопарк, и пара ребят чуть постарше отняла мелочь, выданную мамой на мороженое. Второй, в доме отдыха на танцах. Какой-то пьяный приревновал меня к местной девчонке. В другие случаи удавалось не влипать. Правда, ночами по закоулкам я не шастал. Пьяным в лужах не валялся. В пивных "ты меня уважаешь?" не выспрашивал. Одним словом, берёгся.

Когда страна покатилась в пропасть и криминальные разборки стали частью повседневной жизни, пошёл к подпольному инструктору учиться защищаться. После курсов стал постоянно таскать с собой хреновину для самообороны. Куботан. Точнее кожаная или брезентовая ключница со связкой ключей от квартиры и пары-тройки ещё каких-нибудь побольше, для веса. Соединяем с прочным круглым стержнем длинной сантиметров пятнадцать и диаметром в полтора-два. Можно конец, противоположный кольцу для ключей, слегка заточить. Чуть-чуть, без фанатизма, чтобы милиция не придралась. На стержне необходимо проточить пять-шесть канавок, для надёжного хвата и оружие готово. Тут тебе и кистень, тут тебе и явара, японский кастет. Конечно, надо знать, какие места на человеческом теле наиболее уязвимы. Естественно, должен быть настрой на бой, без него ты мясо. И обязательно тренировка, навыки наше всё, вот их мне придётся нарабатывать вновь. Мешочек для ключей найти легко. Стержень придётся поискать, но и тут особых сложностей не вижу. В крайнем случае, в школе есть токарный станок по дереву. Выточить куботан самому или попросить учителя не сложно.

Ещё у меня есть нож. Наверное, как у любого мальчишки посёлка. Привезённую из Москвы шикарную раскладную ручку-указку сменял на самодельную финку. Блестящее лезвие, чёрная рукоять, S-образная гарда, кожаные ножны. В ней есть то, что пленительно сердцу любого мальчишки. В посёлке милиция на ножи внимания не обращала, а до Москвы финку не довёз, отчим выкинул её перед отъездом. Сейчас и сам понимаю, что он был прав, но тогда обиделся смертельно. Вот от неё точно надо избавляться. Глупо и опасно держать такое дома. Показушная, но бесполезная вещь, да и качеством так себе. Оформлена броско, однако железо на лезвии слишком мягкое, заточку совсем не держит. Попробую сменять у ребят на что-нибудь полезное. Себе поищу ножик размером поменьше, видом попроще, но сталью получше.

Пообещал себе заниматься час в день. Нунчаки, куботан и нож для самообороны. Йога и ушу для ловкости и гибкости. Ещё хорошо бы выправить осанку, научиться садиться на шпагат, да и просто немного подкачаться.

25.04.72

Сегодня будильник разбудил меня на целый час раньше обычного. Синие треники с вытянутыми коленками знакомы любому жившему в то время в Союзе. Они и домашний прикид, и форма для занятий спортом, и удобный вариант походной одежды. На полчаса удлиняю пятнадцать минут зарядки, к трём позам йоги добавляю комплекс ушу для начинающих. Пусть сердце больное, но тело необходимо укреплять. Десять минут уходит на обтирание холодной водой. Душа нет и до Москвы не предвидится. Плюс пять минут к переодеванию. На пятнадцать минут раньше выхожу. Час расписан, теперь главное продержаться, пока распорядок дня не войдёт в привычку. Кроме учебников и сменки, надо не забыть рубашки. Марк Аркадьевич просил взять. Не понял зачем столько? Будет выбирать самую фотогеничную? Может про благородный поступок в районной газете напечатают?

Финку убрал в портфель, хочу засветить её перед пацанами. Дошёл до Жеки и пошёл с ним в школу. По дороге пожаловался:

- Дядя Володя совсем достал. Представляешь, вчера слышал, как он говорил маме, что хочет выбросить финку. Типа боевое оружие, менты увидят и повяжут, будут неприятности.

- Ну ваще! - приятель проникся. - Что делать будешь? Спрячешь?

- Где? На улице прятать, считай выбросил. В сарае заржавеет, да и отчим найдёт. Пока собираюсь носить в портфеле. Думаю, может стоит поменять на что, ты как считаешь?

Сей животрепещущий вопрос обсуждался до самой школы. По пути нас догнал Попик и поучаствовал в совете. Мы даже чуток припозднились. Ирка ехидно спросила:

- Что так поздно? Чуть не опоздал!

Грязный поклёп и гнусная инсинуация, до звонка ещё целых четыре минуты.

- По телефону болтал.

Да, в посёлке есть телефоны с номерами из трёх цифр. Они редко бывают нужны, но поселковым начальникам их ставят обязательно, остальным по желанию.

- Кому ты понадобился в такую рань? - поинтересовалась вредная девица.

- Понимаешь, - понижаю голос до интимных обертонов, - звонили из рая. У них сбежал самый симпатичный ангел. Но ты не бойся, я тебя не выдал.

- Дурак! - девчонка покраснела, насупилась и уткнулась в учебник.

Эх, молодёжь! Интернета на вас нету! Простейших подходов не знаете! Теперь будет советоваться с подружками, обзывать меня идиотом, очень гордиться, но не подавать виду. Небось жалеет, что Анька не слышала, та сейчас с Кимбой у окна болтает. Почти к самому звонку подтягивается Колька Ким.

- Юрка в общагу после школы зовёт. В буру играть, - информирует он и, кося глазом на девчонок, добавляет, - Зинка обещала зайти.

Зинка известная личность, прославилась прошлым летом, когда поехала "кататься" на катере с тремя морячками, а потом от них пришла радиограмма "срочно забирайте, а то выбросим в море".

Я опустил приятеля с небес на землю:

- Денег тебе на бутылку бормоты не хватает, а на игру тем более. В общаге без червонца шпилить не сядешь. И с Зинкой вам ничего не светит, она сейчас с Михой Фоминым живёт, вроде гулять вовсе бросила.

- Беременная она от Михи, - авторитетно подтвердила Лиана, - уже месяца два, как с выпивкой совсем завязала. В общежитие теперь ни ногой, пусть Юрка не врёт.

- Она у Аньки свадебное платье взяла и отнесла в ателье перешивать, - добавила Ира. - После праздников в поссовет пойдут расписываться.

Такой у нас посёлок, друг о друге всё знают. На перемене девчонки рванули в свой конференц-холл, за дверью с большой буквой "Ж", и весь второй урок я провёл под обстрелом оценивающих женских взглядов, однако сидел, как будто ничего не понимаю. Федя из 9-ого класса на перемене спросил:

- Слышал, ищешь сменять финку? Махнём на часы?

Ого, как быстро слухи пошли, ещё только начало дня. Вроде поделился лишь с двумя приятелями, а уже разнеслось по всей школе.

- Федь, зачем мне часы? Будут нужны, пойду в магазин и куплю, их там десять видов на любой вкус. А финка, это... финка!

Ребята со мной согласились, что менять финку на часы глупость несусветная и на каждой перемене стали предлагать варианты. Давали даже пневматическую винтовку, правда сломанную, но я отказался. Охотничий нож тоже в обмен не захотел, он от финки отличается только названием. Складные ножи согласился посмотреть, они с собой почти у каждого пацана. Тут и увидел ЕГО. Можно сказать, любовь с первого взгляда. Английское довоенное производство, надпись "Joseph Groban&Sons 1939". Боцманский нож, три предмета. Лезвие, с другой стороны свайка и открывашка. Антабка в наличии. При открытии срабатывает фиксатор, для закрытия требуется нажать кнопку и только потом складывать. Длина клинка около восьми сантиметров, толщина миллиметра два-три. Лезвие с плавным скосом обуха, удобно и колоть, и резать. Вогнутые спуски, значит затачиваются до бритвенной остроты. Специальный выступ, чтобы можно было открыть большим пальцем, не привлекая вторую руку. Свайка в сечении круглая, чуть изогнутая, идеальна для распутывания узлов. Открывалка не только для банок и бутылок, но и для вспарывания ниток на швах мешков. Костяные накладки такие, что рукоять сама ложится в руку. В наличии упор под палец для боевого хвата. Полезная вещь в матросской драке. Хотя в пазах полно грязи, железо потемнело и нож давно не точен, но мне он идеален. Делаю вид, что ведусь на иностранные буквы. Меня дожимают, добавив новенькую четырёхцветную шариковую ручку. С видимым сомненьем соглашаюсь и становлюсь владельцем этого чуда. Заодно и от финки избавляюсь.

- Зря согласился, можно лучше сменять, - вдруг делает вывод Сокол.

В девяностых он так же меня подставил. Сам привёл покупателя и только после сделки заявил о его ненадёжности.

- Вы же сами меня уболтали. Ладно, пусть пользуется. Мена есть мена.

После школы возникла заминка, Ирка явно не желала, чтобы я её провожал, хотя живём в соседних домах. Ей надо было переварить мои слова и обсудить их с подружками. Однако, когда я собрался и пошёл в другую сторону, она встала в недоумении. Мои приятели тоже. Семя спросил:

- Лёх, ты куда?

- На работу оформляться, - сообщаю степенно, - в потребкооперацию.

- Кем? - ахнул Попик.

- Пока берут художником, а там видно будет.

Ребята почти не скрывали зависть. Посёлок у нас полон бывших зеков, кое-кто ещё сядет, но по пьяни - за драки, хулиганку, на крайняк, за тяжкие телесные. Воровства и грабежей у нас практически нет, бежать с добычей некуда. Бывшие сидельцы работают, да и зону большинство прошло мужиками. Так что возможность заработать у нас ценится. Художник должность может не самая прибыльная, однако даже на киче весьма уважаема.

На сей раз у дяди Пети посетителей не было. После приветствий он вдруг попросил:

- Лёшик, ты меня раз уже сильно выручил. Спасибо тебе за то. Однако ещё помощь нужна, кое-что сберечь надо. Ничего особенного. Вещички всякие разные, документики. Надёжные знакомцы мои, кто помер, кто далече, а другие или пропьют, или потеряют. Сам понимаешь такое мне вовсе без надобности, память сохранить хочется. Пусть шмутки просто у тебя полежат, их и прятать не нужно. Возьмёшься? Отплачу сполна, благодарность за мной не пропадёт.

- Сохраню.

- Вот спасибо! - Исхудавшие пальцы достали из-под подушки завёрнутый в плотную бумагу свёрток и сунули мне в руку. - Вот возьми, конфеток подружкам купишь. Бери, не стесняйся! Дают - бери, бьют - бери и беги! Хе-хе!

В свёртке лежала ещё одна запечатанная пачка десяток. Пока я пялился на неё, Чалдон довольно улыбался. Потом спросил:

- Любишь котлетки? Хе-хе! Заработать ещё пару косарей хочешь?

- Хочу, - признался я, - если справлюсь.

- Справишься, дело не сложное. Я попросил, чтобы тебе летом путёвочку на юг, на море придумали. Отдохнёшь, подлечишься, развеешься. Без родителей, правда. Их с работы никто не отпустит, а ты школьник, на каникулах птица вольная. Про денежку не думай, тебе на поездку будет. Я старый, мне не долго небо коптить осталось, девать бумажки некуда. Разве сотенными крышку гроба изнутри оклеить. Хе-хе! Поедешь отдохнуть?

- Спасибо! Поеду, конечно!

- Вот и славно! А я приятелю, через тебя посылочку передам. Завезёшь гостинчик по пути?

- Завезу, мне не трудно.

- Видишь, как удачно складывается! А он для меня может тоже что даст. Конфеточки там... Бутылочку... Ну, что на материке из сладенького водится. Хе-хе! Вернёшься, штучку заработаешь. Ладно?

- Ладно.

- Ещё одно дельце в поездке надо будет сделать. Кое-что оформить для меня должны. Документик надо будет у человечка забрать и сюда привести. Не доверяю я почте. Вот тебе и второй косарик капнет. Там делов-то на пару дней, но послать мне некого. Лето. Самое горячее время. Люди денежку на весь год зарабатывают. Сделаешь?

- Сделаю.

- Отлично! Пугать тебя не буду, но болтать о наших делах не стоит. Никому, ни родителям, ни друзьям ничего не рассказывай. Понял?

- Понял.

- Марк остальное в своё время скажет. Я завтра в Питер, в областную больницу лечу. Однако к твоей поездке, думаю, вернусь. Но недели две-три там прокантуюсь точно. Почками сильно болею, застудился. Если б не ты... Ладно, иди, устал я. Навещать не надо, будешь нужен, сам позову. Кто спросит, о чём говорили, скажи - благодарил тебя Чалдон.

Старик закрыл глаза и не отвечая на прощальные слова, затих, вроде как задремал. А я пошёл на работу.

В конторе кооператива Зинаида Петровна заставила написать три заявления - о приёме на работу, о вступлении в члены потребительского кооператива и о выдаче промыслового охотничьего билета. На Севере с 14 лет можно стать промысловиком. Ещё пришлось заполнить несколько анкет, расписаться в приказе и в журнале за инструктаж по технике безопасности. Приятным сюрпризом оказалось то, что на работу приняли с первого апреля, а сегодня 25-ое число, святой день - аванс. В кассе получил 72 рубля, остальное выдадут в зарплату 10-ого. Затем отправили к местному фотографу.

Самуил Яковлевич, фотографировал меня раз двадцать, не меньше. В школьной форме и в клетчатом пиджаке, в разных рубашках, со взрослым галстуком и без него. Минимум половину фотографий сделал, надев на мою физиономию очки с простыми стёклами в толстой чёрной оправой. Смысл манипуляций от меня ускользнул полностью. Решил, что ищет лучший ракурс. Может действительно заметку в газете напечатают? Опять же очки я стал носить после пятидесяти. Ладно, со временем разберёмся.

Затем попал под праздничную раздачу. Членам потребкооператива давали многократно руганные в перестройку заказы к Первомаю. На материке обязательно дали бы икру и красную рыбу, здесь они выглядели бы издевательством, по Камчатке такого добра навалом. Вместо них положили по килограмму дефицитных лимонов и чеснока. Остальное, как и везде - большая пачка индийского чая со слоном, две маленькие цейлонского, стограммовая банка растворимого кофе, палка сырокопчёной колбасы, круг полукопчёной, две жестянки шпрот и коньяк КВВК. Дефицитное великолепие запаковали в бумажные пакеты и сложили в авоську.

После продуктов настала очередь Фёдора Тимофеевича, продавца охотничьего отдела. Бывший промысловик скептически посмотрел и призвал на помощь дядю Витю, местного слесаря, столяра, часовщика, иногда ювелира, словом, мастера на все руки, а при необходимости ещё и оружейника. Они сказали, что Чалдон велел снарядить меня для промысла, а снаряжение следует начинать с ружья. Сельпозиум (от слова СЕЛЬПО) решил, что давно валяющийся на складе ИЖ-56 "Белка", специально для таких охотников как я и придуман. Пусть старая модель, зато настоящая конфетка, самое промысловое ружье. Верхний ствол нарезной, под мелкашечный патрон, нижний 28-ой калибр. В комплекте оптический прицел ПВС-1. Увеличение 2,5-кратное. Горизонтальных отметок нет, вертикальные на 50, 75, 100 и 125 метров. Не сказать, что супер, но нормальный такой прицел. Можно стрелять и без оптики, целики на 25 и 50 метров закернены на заводе. Курок изогнут вправо, чтобы взводу не мешал прицел. Весит ружье чуть меньше трёх килограммов без прицела или чуть больше с оптикой. Разбирается на три части, пакуется в жёсткую сумку. К тому же, ствол изначально рассчитан на латунные гильзы. Лучшего и искать не надо, для молодого охотника самое оно. Не! Доработать безусловно придётся, даже не вопрос. Антабки звенят, резиновый амортизатор на прикладе полезно иметь и ещё кое-что поправить необходимо. В комплект к ружью доложили полста латунных гильз, пулелейку, машинку для набивки гильз, пробойник для пыжей, ну и другое по мелочи, нужное для снаряжения патронов.

Вторым оружием выбрали винтовку, мелкашку, специально для соревнований. На складе лежали ТОЗ-12, 16 и 17. Две однозарядки и магазинка на 5 патронов, но её даже не рассматривали. Сказали, магазин выпадает, винтовка не целкая, да и роскошество пять патронов разом отстреливать, только зря деньги палить. ТОЗ-16 - ценой в 18 рублей, для охоты. ТОЗ-12 - спортивная модель, для промысла самый бесполезный выбор. Слишком тяжела, стоит в разы дороже, прицел не тот и вообще... Однако раз еду на соревнования в район, выбор очевиден, придётся брать. Зато мелкокалиберных патронов отложили пять коробок по сто штук, чтобы тренировался. Однако ничего из отобранного сразу не отдали. Сказали, как выправят охотничий билет, тогда и получу оружие на руки. А за время оформления документов дядя Витя пообещал быстро "посмотреть" ТОЗ, а после "отрихтовать" Белку.

Пользуясь случаем, попросил совета, как заточить новый нож. Сельпозиум переместился в мастерскую. Складень был осмотрен и одобрен. Однако точить мне его не доверили. Сказали, только зря испоганю лезвие. Мастер обещал сам наточить "к завтрему". Милейшей души человек, за весь разговор ни слова матом, ни единого термина из блатного жаргона. Однако наколотая на большом пальце решётка с ромбом и черепом в центре положена только после "крытки", зоны тюремного типа. Доллар на другом пальце и медведь на правом запястье признаки медвежатника. На левом запястье волк в индейском головном уборе из орлиных перьев, забыл название, сидит на льдине и воет на луну. Серьёзный знак. Воровская масть "Один на льдине". На зоне такие держатся особняком, не склоняются ни к красным, ни к ворам, ни к сукам. Зато и получить могут от любого. Им тяжко приходится. Коли зек такой мастью отмотал срок, значит крепкий и суровый человек, достойный всяческого уважения. Тату выглядывающее из-под манжеты рубашки - автомат ППШ обвитый змеёй. Не знаю, что значит наколка, но предпочитаю держаться вежливо.

Домой вернулся с триумфом. Оба родителя приветствовали эксплуатацию ребёнка, а кооперативный заказ оказался лучше выданных в экспедиции. Особенно обрадовали кофе, коньяк и цейлонский чай. За ужином рассказал про ружья и подаренную снарягу. Отчим слегка напрягся, мол неудобно дорогие подарки брать, но затем махнул рукой. Услышав, что сменял финку, мама с чувством вздохнула: "Слава Богу избавился!", а затем легко и непринуждённо прихватизировала выменянную четырёхцветную ручку. Ей видите ли, она для работы удобна! Ну и ладно, я не жадный. Сомнения в правильности сего утверждения возникли, когда развернул подаренный свёрток. Ничё так! Вторая тысяча за два дня и ещё пару может быть смогу заработать. Уложил пачку в тайник вместе с первой.

26.04.72

Следующий день начался с идиотского события. Перед школой, за туалетом, где якобы учителям не видно курильщиков, Юра Пак хвастал своей первой наколкой. На запястье были грубо набиты две руки в рукопожатии, а над ними реял цветок. Татуха совсем свежая, воспалённая и болезненная. Однако Юрка был на верху блаженства и гордо хвастал:

- Мне сказали: "кто набил себе такое, на зоне будет дружбаном авторитетов".

В памяти всплыли статьи 90-х о лагерном быте. Может за эту наколку его зарезали в клубе?

- Юр, ты, конечно, крутой и всё такое прочее, но если вдруг тебя спросят "зачем набил", ответить сможешь?

- И отвечу! Ты что ли спрашивать будешь? - окрысился Пак.

- Не, я не буду. Моё дело сторона, мне твои дела по барабану, - отвечаю примирительно.

- Чё за шум, а драки нету? - к нам подошёл Вова.

- Здорово, Вован! - протянул ему руку Юрка.

- Крюк! - предостерегающе крикнул я и похлопал по правому запястью.

- Откуда у тебя такой партак? - поинтересовался десятиклассник, убрав руку за спину.

- Вчера, в общаге был. Нажрались там, как свиньи, кое-кого отжарили и потом мне наколку набили.

- Девки были? Или только тебя жарили? Пошёл отсюда пидор гнойный, чтобы у школы больше не появлялся.

Вова подал мне руку:

- Спасибо, Костёр, что предупредил. Чуть не заменехался.

Пак стал похож на вытащенную на берег рыбу. К нам подошли ещё старшеклассники, а остальные ребята столпились чуть поодаль.

- Об чем базар? - подчёркнуто вежливо спросил Вася Зуб.

Его папа в своё время сильно посидел за неправое дело, теперь сын везде старался насаждать "правильные понятия". Отвечаю сразу, чтобы не доводить до серьёзных разборок:

- Да ни о чём. Увидел наколку, спросил "ответить сможешь?", он сказал ответит. Я не спрашивал с него, не моё дело.

Зубов бросил взгляд на запястье Юрки и снял свою рукавицу.

- Что нарисовано на пальце?

Перстень. Большой прямоугольник, разделён пополам. Внизу шахматная доска, наверху восходящее солнце. Над перстнем надпись "ЗЛО".

- Ну... Заветы любимого отца, наверное. Из семьи блатных ты.

Пацаны такого толкования раньше не слышали. Василий заявил:

- Наш пацан. По жизни понимающий. Уважаю, - и демонстративно подал руку. После рукопожатия бросил Паку, - Быстро чухнул отсюда, петушок. Здесь нормальные люди учатся. Хочешь толковища, хиляй к восьми в клуб.

Потом обратился к окружающим:

- Кто не знал и зашкварился, сейчас идёт и моет руки хлоркой, по незнанке на первый раз такое прощается. Дальше с ним тереть западло.

Мне пришлось поручкаться со школьной верхушкой и постоять с ними, подождать, пока покурят. Ребята бросали любопытные взгляды, но никто не поинтересовался, откуда про наколки знаю. Только в классе Ким Коля спросил:

- Как узнать, к кому подходить нельзя?

- Если видишь крыс, свиней, птичек, пчёлок, цветочки, ну и остальное в таком роде, лучше спросить у знающих, чтобы потом не мыкаться. Точки у рта, кочегар на заднице - верный признак петуха. Юрка набил себе знак пассивного... Ну, ты понял.

- А если большой крест с короной на груди? - поинтересовался, незаметно вошедший Леонид Андреевич.

- Коронованный вор в законе. Высший воровской авторитет.

Тут учитель спохватился и закончил разговор:

- Поблагодарим Лёшу за столь познавательную беседу. Как мне кажется, из своих пятнадцати, он отсидел в заключении лет десять, не меньше.

Ребята захихикали. На перемене увидел Ваньку, пятиклассника. Он, как и я, любил книги и часто забегал ко мне взять очередной том из восстановленных. Подозвал парня к себе:

- Лётчиком стать хочешь?

- Ну? - насторожено спросил он.

- Не нукай, не запряг. Хочешь или нет?

- Хочу.

Сую полтинник.

- На перемене мухой слетай в магазин, купи молочных ирисок. Часть груза и сдача на горючку для самолёта. Но если узнаю, что куришь, уши оборву!

Пацан довольно кивнул. Ему хватит на кино, сладости, ну или какие там ещё расходы бывают у пятиклашек. Потом меня остановил Зуб.

- Сегодня на сходняк идёшь?

- А нужно? Я же не при делах, это ты у нас за школой смотришь, тебе и карты в руки.

Пацану как будто елей на душу капнули. Василий даже заулыбался от удовольствия.

- Ну не смотрю, а так...

- Присматриваешь. Вот и давай. Что я буду из себя под вора ряженого корчить? Мешать нормальным людям не по мне.

- Ты правильный пацан, заметил западло, братанов предупредил. А спросить и без тебя есть кому. Перетрём такое дело. Крюк на измене сидит, что Пак его спецом хотел зашкварить. Только ты вовремя рейсанул, а так бы он замазался.

На большой перемене, ещё не успела дойти моя очередь к раздаче, как посыльный отдал кулёк и, гоняя на ладошке мелочь, стал решать с приятелем, чем бы из сладкого догнаться после обеда. Я сел рядом с подругой и спросил:

- Ир, ты же у нас вроде Лукина?

- Да, - насторожено согласилась она.

Высыпаю перед ней конфеты.

- А почему здесь написано неправильно? Иришка Молочная?

- Гы-гы-гы! - радостно заржал Юрка Семенюк. - Ириска Молочная! Ну ты Костер даёшь!

От щёк девочки можно было зажигать спички, однако Юркино посягательство на конфеты она пресекла на лету. Между нами тут же вклинились Кимба с Юной, меня отделили и отодвинули на край стола. Ирка в мою сторону демонстративно не смотрит, но конфеты потребляет вместе с подружками и удовольствием. Сокол подсел и наябедничал:

- Серёга хвастает, что обдурил тебя. Твоя финка - настоящий ЧЁРНЫЙ НОЖ РАЗВЕДЧИКА!

Именно так, с придыханием и восторгом в глазах. То, что железо никакое и клейма нет, не важно. Главное назвать и самому в это поверить.

- Значит, я лоханулся. Что делать? Бывает. Зато отчим финку не выбросил. А Серёга нормальный пацан, пускай ему добро будет.

Жека ожидал другой реакции. Не! На провокацию не поддамся, пусть думают, что надули.

По приходу в контору окликнул дядя Витя. Мой складень лежит у него на столе. Отчищенный, смазанный, заточенный до остроты бритвы. "Хорош!" - оценил мастер, а в ответ на благодарности бросил: "Спасибо не булькает!" и выдал кусок линя с карабинами на концах, чтобы прикрепить один к антабке ножа, другой к шлёвке брюк. Затем Зинаида Петровна повела на склад, где выдала спецодежду, мне по должности слесаря положено. Для работы внутри помещения - синий халат, чёрные хлопчатобумажные рабочие брюки со множеством карманов, такая же куртка, грубые кирзовые ботинки на шнурках. Для наружных работ суконная шапка-ушанка, меховые рукавицы, валенки с галошами и ватная телогрейка. Зачем? Ладно халат, остальное носить не буду. Однако положено, вот и выдали. Шмотки чуть великоваты, хотя искались маленькие размеры. Не дорос пока до взрослых кондиций. Рост относительно нормальный, но я слишком тощий.

Со стопкой спецодежды наконец удалось добраться до своего рабочего места, просторной комнаты с кульманом, длинным столом и эпидиаскопом для проецирования картинок. Стеллаж, пара табуреток, дерматиновый топчан и шкафы стоят по стенам. Прошлого художника выперли в октябре. Как мне насплетничала добрейшая Зинаида Петровна, Марк Аркадьевич лично засек пьяного Володеньку, чуть не лежащим на Симочке, работнице из пекарни, к которой заведующий был сам неравнодушен. Злодея изгнали за час. Сейчас он мыкается при клубе. Чтобы заработать, халтурит, рисует портреты на заказ и даже делает наколки "разным уголовникам". Моя сентенция, что из душевных романтиков, выходят законченные алкоголики, была принята и одобрена. Однако опытная женщина настойчиво посоветовала "не позволять себе" на работе.

Ну не знаю каким человеком был художник, но наследство оставил шикарное. Самодельные шаблоны букв аж семи размеров, от сантиметра, до двадцати. Заготовки стенгазет к любым праздникам на пару лет вперёд. Библиотечка "В помощь художнику-оформителю сельского клуба" с заложенными закладками на полезных страницах. Краски, кисти, перья, ватман, холсты на рамах не в счёт. Около сотни загрунтованных фанерок одного размера для табличек на дверь и чуть меньше накладок на них из оргстекла. Имущество аккуратно разложено и хранится в образцовом порядке, лишь немного запылилось. В отдельной тумбочке лежат личные вещи прошлого хозяина кабинета. Три застиранных синих халата, пакет черно-белых фотографий самого непристойного содержания, коробка с десятком презервативов, три бутылки питьевого спирта, картонный ящик с двадцатью плоскими фляжками 0,33 литра поганого трёхзвёздочного коньяка и, венец этого собрания, коллекция из четырёх женских трусиков. Эстет он и на Севере эстет. Однако трусики придётся тишком выкинуть. Не поймут люди, если найдут их у меня в вещах. До матери дойдёт, она себе такого напридумывает! Верняк скандал устроит.

Завернув одну из фляжек в старую газету, вернулся в мастерскую. "Я же пошутил," - сказал дядя Витя, внимательно разглядывая презент, но, чтобы меня "не обидеть", принял его. Среди заготовок я выбрал ватманский лист с первомайской темой. На плакате пришлось подправить лишь чуть размазанную краску на лозунге. Подкраской и занялся. Однако новую спецодежду предпочёл поберечь. Накинул халат старого художника, размером в два меня и развёл гуашь. Я не профессиональный оформитель, однако пять лет в институте научат черчению и заполнению форм чертёжным шрифтом. Пятнадцать лет работы в НИИ закрепят навыки. А пятилетнее рисование плакатов для школы, где учился мой ребёнок, заставит стать живописцем. Когда часа через полтора дверь распахнулась и в комнату вошёл триумвират руководителей, я докрашивал восклицательный знак в последнем из трёх лозунгов на плакате. Рисунок красной гвоздики, цветущей на фоне алого стяга, реющего на ветру, выдуваемого пограничником из медного горна, трогать не решился. Надеюсь сюжет был навеян художнику только лёгкими наркотиками.

- А что?! Очень неплохо! - одобрила главная бухгалтерша.

- Я даже не ожидала, - согласилась Зинаида Петровна.

- Молодец, - резюмировал Марк Аркадьевич, - очень хорошо. А к 9-ому мая успеешь что-нибудь нарисовать?

Вечер посвятил отработке комплекса упражнений. Что ушу, что нунчаки пошли удивительно легко. У меня создалось впечатление, что былые рефлексы и мышечная память никуда не делись, а просто настраиваются на новое тело. Хотя его ещё долго придётся тренировать. Жаль много времени отнимают домашние задания. Можно было бы на них и забить, но думаю не стоит.

27.04.72

В четверг перед школой меня тормознул Зуб и после взаимных приветствий степенно объявил:

- Вчера на сходняке перетёрли вопрос. Юрка продул в буру своё фуфло, теперь он проткнутый пидор и водиться с ним нормальным пацанам западло. Макар дал слово никому не рассказывать, а татуху набил, чтобы с него самого потом спросу не было.

Пацаны молча слушали. Я раньше бы лезть побоялся, но сейчас спросил:

- Зуб, тут другой вопрос. Из 5-ого "Б" Жиган с младшеклашек мелочь трясёт. Оно, конечно, дело не моё. Однако не раз сам слышал, как он говорил, что на общак собирает. Я не спрашиваю, кто его поставил, у меня другой интерес - кому он навар сдаёт?

Ребята тему поддержали, многие слышали от Жигана такое, но никто не вмешивался. Василий изменился в лице. Он, как и все, был в курсе, но с такой стороны на дело не смотрел. Трясти мальков непрестижно, хуже, чем у валяющихся пьянчуг по карманам шарить, однако всё же допустимо. А вот недошедшие до общака деньги, это даже не косяк, это полный... в общем, без мата не скажешь. Сейчас Зуб обязан решить вопрос. Коли взял на себя роль смотрящего, будь добр соответствовать, ведь потом с тебя самого спросить могут.

- Так он крыса! Молодец Костёр! Тут не толковище, а сразу правИло собирать надо!

Чтобы разрядить обстановку, спрашиваю:

- Про первое упоминание в русской литературе вора в законе, кто помнит? Мы его проходили.

Народ дружно напрягся. Я выдал:

- Александр Сергеевич Пушкин. Евгений Онегин. Первая строка первой главы. Мой дядя, - выразительная пауза, - самых честных правил. Причём "правил" - глагол.

Дружный гогот ребят был мне наградой. С возгласами "А чо, может Пушкин про Зуба написал!" мы пошли на занятия. В классе Ирка на меня не смотрела. Совсем. Но на приветствие ответила, а когда пришёл Ким и бросил ей "Привет, Ириска!", недовольно зыркнула. А я что? Я ничего! Это они сами после вчерашних конфет её так зовут. Правда, Молочная не прижилось, слишком длинно. Зато Ириска пришлась народу по душе.

На первом уроке наша классная Мария Ивановна проинформировала об исключении Юрия Пака из школы за пьянство и о переводе его на следующий год в Паланское профтехучилище. Все всё поняли, непонятливым о причине шепнули на ушко. Урок начался, и про Юрку забыли. На перемене Коля Ким, отвёл меня в уголок и рассказал:

- Юрка говорит, что ничего не знал. Он с Макаром на "просто так" играл. Потом напился и заснул. А когда проснулся на наколку уговорили и опять налили стакан. Проснулся глушняком, ничего не помнит. Может и не было ничего?

- Может и не было. Коль, никогда не играй на "просто так", это и есть игра на задницу, развод простаков. Если бы Юрка выиграл, ему бы сказали, что ты на "просто так" играл, а мы играли без интереса.

- Ты только пацанам не говори, будут считать зашхереным. Я с Юркой утром виделся. Его вальты накрыли, башню напрочь снесло, Он хочет Макара завалить. Говорит лучше сдохнуть, чем пидором жить. Что делать?

- Не знаю.

- И я не знаю. Ментам стучать западло. Может обойдётся?

- Колян, честно скажу, едва ли обойдётся, сам понимаешь дело больно гнилое.

- Понимаю. Вечером с его отцом попробую поговорить.

Нет, не обошлось. Только пришёл на работу, меня отправили обедать в местную столовую. Посадили у кухни, накормили до отвала, и пышнотелая заведующая тётя Даша рассказала про главное событие дня. Пока домашние были на работе, Юрка взял отцово ружье, патроны с картечью и пробрался в общагу. Только Макар зашёл туда на обеденный перерыв, сразу получил в живот заряд из двух стволов. Пока живой, но врачи сказали "безнадёжен". Кольку Большого, друга Макара, Пак подловил у магазина. Его бил в голову. С трёх шагов из дробовика трудно промазать. Потом убивец перезарядил ружье, прямо на улице разулся, сунул стволы в рот и нажал пальцем ноги на курок. От головы ничего не осталось. Менты ругались! Столько трупов в один день в посёлке давно не видели. Из района группу вызвали. Спрашивается, зачем? И так всё ясно. Да, ещё! Один приезжий смылся. Которой на Петра напал. Чалдон мужикам рассказал, кто его подрезал, те искать шустрика выдвинулись. Однако приезжий ждать не стал, не то смог сбежать, не то спрятался где, но наши его не сыскали. Хотя может только говорят, что не сыскали. За Чалдона многие впишутся, за него что угодно сделают. Башку шустрику могли оторвать свободно. Однако нет тела, нет дела, и милиция типа не в курсах. Накормив, меня отправили делать стенд к 9-ому Мая, а Пак... Ну да, жалко. Однако дела делать надо. Кстати, деньги за еду не взяли, сказали с получки разом за весь месяц вычтут.

Первомайский плакат уже висит на стенде. Он сильно поднял мой авторитет, народу плевать, кто делал, главное результат. Новый попросили повесить до понедельника. От меня нужна основа, лозунг, если смогу, картинка и подписи к фотографиям ветеранов. Честное слово, я бы и сам попробовал нарисовать, хоть от истории с Юркой трясёт, но готовый плакат был в наследстве. Показал его нашему фотографу. Самуил Яковлевич быстро наклеил фото и карандашом наметил подписи, а я их переписал красной тушью. С трудом, но конца дня управился. Как-то трудно привыкнуть, что после войны прошло меньше тридцати лет, и ветераны ещё работают рядом с тобой.

После работы получил "трофей", батон ещё тёплой колбасы из колбасного цеха и из пекарни два горячих кирпича хлеба, белый и чёрный. Быстрый выпуск газеты зарекомендовал меня как "трудягу". Коллектив принял за своего, а свои с работы тянули, что могли. Лозунг был при СССР "на работе ты не гость", к нему добавляли "унеси хотя бы гвоздь". Сам грешен, в институте радиолюбительством занимался, думаете детали покупал?

Дома уже знали о Юрке, жалели его, но выпив рюмку под горячий хлеб с тёплой колбаской и ещё одну "за упокой души", забыли Кима и заговорили о первом рабочем дне. Мы обстоятельно обсудили, чем сегодня пришлось заниматься в конторе. Потом пошёл к себе, уроки никто за меня не сделает. В прошлой жизни почти круглым отличником школу закончил. Надо и сейчас быть не хуже. Тренировки тоже дело важное. Но пока поболтал с родителями, пока сделал уроки, уже пора баиньки, на упражнения времени почти совсем не осталось. Однако хоть глаза и слипались, прошёл комплекс полностью. А то знаю себя - сегодня дела, завтра уважительная причина, так и брошу заниматься.

28.04.72

Утром пошёл на занятия и тут же из соседнего дома вышла Ирка, хотя обычно она раньше меня ходит. С ней дошли до школы, обсуждая смерть Юры. На традиционном месте опять собралась толпа ребят, но выслушивать одни и те же новости по десятому разу не хотелось, потому не стал задерживаться, прошёл в класс. Ириска, как и остальные девчонки, сначала зашла в раздевалку. Они там снимали свои трико и рейтузы перед занятиями. У нас холодно, а брюки женщины практически не носят, но перед мальчишками хотят выглядеть постройнее. Мы тоже носим под штанами либо кальсоны, либо треники, хотя перед уроками их не снимаем. Север, студёно у нас. Валенки обычная и привычная обувь. Перчатки никто не носит, даже вместо варежек люди предпочитают меховые рукавицы. Чуть позже, когда потеплеет, народ вместо валенок наденет сапоги. Школьники и работяги попроще кирзовые, они дешёвые. Мужчины с пониманием предпочитают яловые. Да, тяжеловаты. Зато не протекают и практически неубиваемые, долгие годы служат хозяину. Модники щеголяют в парадных офицерских сапогах из хрома. Блестящих, лёгких, тонких. Кстати, весьма недешёвых, 28 рублей пара, если не шить, а покупать в магазине. Один недостаток - грязи боятся. За пару сезонов теряют блеск, протираются и рвутся. Так что в тундру в них лучше не ходить. Полуботинки одевают только на танцы и то до клуба идут в сапогах. Асфальта-то нет.

Слухи о Паке вовсю летали по школе, но к большой перемене острота спала, ребята переварили ситуацию и успокоились. Тем паче, завтра у нас школьный праздник, посвящённый 1-ому Мая. Сначала торжественная часть, потом концерт школьного ансамбля, а потом танцы! Не клубные, на которые нас не очень-то и пускают, а свои, школьные, для учеников 7-ых - 10-ых классов. Такое мероприятие отменять никто и не думал, так что постепенно обсуждение переключилось на извечные темы. У девочек "что надеть?", у мальчишек "как пронести?". Для поддержания отношений, и чтобы старшаки на праздники не цеплялись к нашим, тишком сунул трояк Крюку и пояснил:

- На организацию школьного досуга от рабочего класса, она же сельская интеллигенция.

- Дай пять, пацан! - радостно завопил Вова и ринулся делиться радостью с друзьями.

Подошёл делегат от десятиклассников, поблагодарил и весомо сказал:

- Если кто рамсы попутает и к тебе надираться будет - зови поможем.

Поболтали про новое прозвище Зуба, почему-то его стали звать Вася Пушкин, и новое погоняло ему нравилось. Ещё один парень сменил прозвище. Бывший Жиган, а ныне Крыса обзавёлся могучим фиником под глазом. Василий клялся, что он тут не при чём. Вчера пришёл к отцу Жигана, рассказал о ситуации с общаком и поинтересовался, как быть. Отец сам был из деловых, от звонка до звонка отмотал две ходки, завязал, но понятий придерживается. Сказал разберётся и, похоже, объяснил сыну неправильность его



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Креативные идеи использования яичных лотков - Домашний hand-made Как сделать память по умолчанию на карту

Шаблоны упаковок для подарков своими руками Шаблоны упаковок для подарков своими руками Шаблоны упаковок для подарков своими руками Шаблоны упаковок для подарков своими руками Шаблоны упаковок для подарков своими руками Шаблоны упаковок для подарков своими руками Шаблоны упаковок для подарков своими руками Шаблоны упаковок для подарков своими руками Шаблоны упаковок для подарков своими руками